Наглая родня

07.08.2022 Выкл. Автор Tanya
Наглая родня

Слушай, снова эти Гришаевы приперлись, — ворчала Лида, вынимая из духового шкафа пирог. — Опять щас будет одно и то же: все воришки, директор — козел, все отвратительно, а мы бедолаги, может, стырить что-то по-тихому?

Ну так и есть, откуда они узнают о наших праздниках? — подтверждает Римма, делая бутерброды. — Их запах приманивает?

Девочки, ну хватит вам, — пристыдила их Оксана. — Руслан — это ваш кузен, кто ж знал, что ему Людка подвернется. А она им верховодит. Просто жизнь у них сложная и никуда не годная.

Что это ты такое выдумываешь? — спрашивает Римма.

Все стали хохотать. Римма с Лидой — родные сестры. А Оксана — их мама. Раньше у нее была сестра Вита, которой уже давно нет в живых. Вита тряслась над сыночком Русланчиком, поэтому он вырос несамостоятельный. Когда матери не стало, он даже не знал, как ему быть. Хотя на тот момент уже дожил до 28 лет. Ничего не умеет. Только при этом он был холостяком с жильем. Долго не жил один. Его захомутала Людмила — дама с пышными формами и прицепом. У нее дочь восьмилетняя.

Первое время Оксана радовалась за племенника, пристроили парня. Люда с хваткой, любит мужика. Приходила к ним в гости Оксана и глядела, с каким запалом Людмила драит квартиру мужа. Ведь за пару лет холостяцкой жизнью он там хлев устроил.

Русланчик, тебе так повезло с Людочкой — говорила тетка.

Конечно, повезло. Тут столько химии надо… — ворчала Люда.

Так у тебя что — нету? — спрашивает Оксана.

Откуда? Этот строитель что, деньги в дом носит? А у меня тоже не разгуляешься на зарплату.

Ну да, так и есть. — подтверждает Оксана.

Странно. Сестра ничего никогда не говорила про доходы сына. Она называла его добытчиком.

Слушай, Люд, но ты же в кафе моешь чем-то посуду? Взяла бы и отлила себе домой.

Да конечно! Там камер понатыкали! Еще чего не хватало. Или работы лишусь, или свободы.

Оксане стало неловко. Нужно бы помочь чем-то племяннику. Она хоть и пенсионерка, но ходила и дальше на работу в библиотеку. Ей нравилось читать. Пошла она в магазин за дорогой химией, принесла все в дом племянника.

Вот это другое дело! — заявила Люда и принялась за дальнейшую уборку. Без благодарности.

Ясное дело, что Оксана приглашала всю семью Руслана по праздникам. Все сперва отлично ладили с Людой. Простая, без претензий. Она помалкивала в чужой семье. наблюдала за всеми.

Танцевать она отказывалась. Дочка прилипала к ее юбке. С детьми не игралась, веселиться не любила. А вот покушать они обе умудрялись на славу. Так что веселился лишь Руслан. Но со временем он стал во всем потакать супруге, попал под ее влияние. И Люда разговорилась через время.

Начальство сволочное! Прут домой все с работы! А мы пашем на них, словно волы. Денег не доплачивают, как выживать? 

Всех напрягали такие темы. Конечно, никто не жирует, но не для того же собрались вместе, а чтобы повеселиться. Нет места нытью. Все по праздникам приходили с салатами, селедками, выпечкой, сладким, а Гришаевы всегда с пустыми руками да без стеснения. И не смущались. Свадьбы у них не было — тихая роспись, чтобы никого не приглашать в дом.

Несостыковочка какая-то, — говорит дядя Игорь, брат Оксаны, — я знаю многих строителей с фирмы Руслана, им дают деньги вовремя. Я лично его туда устраивал.

У вас неправильная информация. — врали Руслан с Людой.

Гришаевых перестали приглашать на семейные торжества или игнорировали их. Не звали к себе. Только они откуда-то узнавали о предстоящих праздниках и сами приходили. Заявляли, что про них забыли. После банкета они любили с собой еду уносить.

Мы не отказываемся ни от чего, тетя Оксана. Жизнь заставляет. Деньги не платят, начальник ворует, выживаем. Банки я вам отдам.

Сегодня Гришаевы снова приперлись сами. Лида с Риммой уже еле сдерживались, чтобы не прогнать их. Только Оксана вставала на защиту племянника.

Девочки, мы не обеднеем. — успокаивала их мать. — Ведь мы столько еды готовим, что после банкета не можем в холодильник запихнуть. И не все успеваем доесть потом. Пусть берут, все равно выбрасывать.

Мам, у них сумка большая какая-то. Вдруг решили принести чего. — Лида выглянула в коридор. Но сумка стоит на месте.

В этот день Люда была в ударе. Смеялась, хохотала, танцевала. Родня удивилась. Но причина была другая.

Дядя Игорь, помогите пожалуйста. — говорит Люда. — Вы можете похлопотать за Руслана, чтобы ему оклад подняли?

А чем он лучше остальных? Больше работает?

Просто я в положении. У нас будет больше расходов.

Все стали ей хлопать, поздравляли. Оксана даже заплакала:

К сожалению, сестра не дожила до внуков.

Дядя Игорь сказал, что подумает над просьбой Люды. Хотя ясное дело, что ничего никому он говорить не будет. Ей не угодишь. Да и у многих дети. Чем они хуже? Все стали расходиться по домам. А Григорьевы еще сидели.

Слушайте, я тут обзавелась пластиковыми контейнерами, чтобы с банками не носиться. — она подошла с той самой большой сумкой. — Вы прям в них и накладывайте. Да, все подряд. Мы не привередливые, тем более мне теперь за двоих кушать придется.