fbpx

Маминых надежд я не оправдала, а потом стала ненужной и отцу…

Я родилась не такой, как ожидала мама, не было у меня той детской привлекательности и тех милых детских черт, которые так часто бывают у маленьких девочек. С годами моя внешность стала моим бичом, потому что мама постоянно сетовала, глядя на меня:

— Господи, в кого ты такая губастенькая? Почему у тебя вместо носа картошка? Что у тебя за волосы?

В течение дня она могла перебрать в комментариях все мои части тела, и ни один из комментов не был комплиментом. Естественно, у меня развился комплекс «неполноценной уродины». Иногда было такое впечатление, что мама специально выряжает меня неизвестно во что и кое-как заплетает волосы, чтобы казаться на моем фоне более привлекательной и обаятельной. Возможно, это было и недалеко от истины, потому что, решив что-то доказать себе самой и отцу, мать завела молодого любовника. Не знаю, чем она так очаровала мужчину, младше нее на восемь лет, но он сделал матери предложение, она подала на развод. Отец не возражал, он безразлично относился к всплескам жены показать себя неотразимой красавицей. При разводе у матери была только одна проблема – я. Помню, как она спросила, хочу ли я перебраться вместе с ней к дяде Коле. Когда я отрицательно покачала головой, мать изобразила, что рассердилась:

— Ну и как хочешь, оставайся со своим папочкой!

Мне тогда было девять лет, фальшь матери была слишком явной, чтобы я ее не понимала, поэтому и жалеть о ее уходе я не стала.

Семь лет мы с папой жили замечательно. Он, конечно, был не в восторге от ухода жены, но и не опустил руки, переключив всю свою заботу на себя. Мы с ним стали очень дружны, я делилась с отцом сокровенными мыслями, спрашивала у него совета в сложных ситуациях, но на мой шестнадцатилетний юбилей папа преподнес мне «подарок» — пришел домой не один, а с женщиной:

— Наташа, познакомься, это тетя Света, она будет жить с нами.

Такое вот было оригинальное «поздравление» от папы – новая «мама». В принципе, удивляться нечему, отец понимал, что я уже на вылете во взрослую жизнь, а самому оставаться в четырех стенах – не вариант.

С его сожительницей мы общий язык не нашли. Внимание отца переключилось на нее, мне доставалось совсем немного, я ждала окончания школы, чтобы пойти учиться и «освободить» родителя.

В выпускном классе у меня появилась первая симпатия – мой одноклассник. Наши отношения были достаточно сдержанными, но в армию я его провожала и пообещала ждать.

Одним из самых ярких моментов в моей жизни было возвращение моего парня из армии. Валера, увидев меня на перроне, просветлел лицом, вручил припасенный букет и прямо в вокзальной толчее сделал предложение. Помню, люди, проходившие мимо, даже притормозили и затихли, наверное, со стороны это была действительно красивая картина, а наши глаза обо всем говорили без слов.

Мы поженились, Валера пошел работать сварщиком, я – доучиваться в институте. На дневном факультете мне поучиться удалось еще год, потом беременность, академический отпуск и наша первенец – Димка. Получить диплом мне удалось только через четыре года, когда в нашей семье появилась и Димкина сестричка.

Постепенно наши материальные дела выровнялись, атмосфера в семье была замечательной, я с удовольствием спешила домой, забежав в садик за нашими детками. Муж мне во всем помогал, его золотые руки сделали квартиру очень уютной и комфортной, а квалификация профессионального сварщика позволяла хорошо зарабатывать.

С матерью я не общалась, а отцу периодически звонила. Он не изъявлял желания встречаться, сам не связывался со мной, и я решила сделать эксперимент – перестала ему звонить и ждала звонка от него. Прошел год. Стало понятно – и папе я не нужна…

Однажды, когда я в очередной раз, витая в облаках, шла домой, меня окликнули:

— Наташка, а с матерью не хочешь поздороваться?

Обернувшись я увидела свою постаревшую и сдавшую мать. Она с ехидцей смотрела на меня и тут же вспомнила свои давние издевки:

— Ох, как была, так и осталась… Как тебя только замуж кто-то взял… Может, в гости пригласишь?

Я ответила в тон:

— Какую родила, такой и выросла. В гости не приглашаю, дел много, и мужа не предупредила.

Мать состроила гримасу:

— Вся в отца… В курсе, — спился он, выгнал свою вторую жену и все из дома вынес.

Я пожала плечами, мол, вынес, так вынес, и пошла дальше. А через неделю встретила отца. Не совсем встретила, — увидела сидящего в углу около магазина мужчину, который вот-вот свалится набок. Подошла, чтобы придать ему более устойчивое положение, и увидела, что это мой отец – чуть тепленький от выпитого. Он меня тоже узнал, окинув мутным взглядом:

— Наташа… Мне бы домой…

После этого он, наверное, расслабившись от моего присутствия, уснул. Я вызвонила мужа, вдвоем мы с трудом транспортировали тело в квартиру и уложили на диван. В квартире был полный бардак, полно пустых бутылок и окурков, видно было, что здесь действительно живет алкоголик. Оставили на кухне пакет с едой, которую купили для себя, и несколько купюр, захлопнули дверь и ушли.

Такими вот были встречи с моими родителями, положительных эмоций они совершенно не вызвали, наоборот, вернули меня в воспоминаниях в детство и показали, что я им действительно не нужна.

Слава Богу, у меня есть мой муж и наши дети, ради которых я и живу.

Оцените статью
( 37 оценок, среднее 4.3 из 5 )
Маминых надежд я не оправдала, а потом стала ненужной и отцу…
Была уверена, что наука лучше меня знает, какая модель семейных отношений повышает уровень счастья