fbpx

— Слушай, давай уже определяться, наши догадки и подозрения к делу не пришьешь, нужно выяснить точно, от нашего сына ребенок, или нет.

Как это часто бывает, наша невестка пришлась не ко двору. Ангелина не понравилась ни мне, ни моему мужу. Слишком высокого о себе мнения, при том, что ничего собой особо не представляет. Внешность – симпатична, но не выдающаяся, интеллект на четверочку с минусом, каких-то материальных достижений к своим двадцати семи годам, когда сын представил ее, как невесту, тоже не было. Самая заурядная девица, каких много вокруг, уж не знаю, почему наш Владислав так в нее вцепился – люблю, и все!

Как мы его не отговаривали и не демонстрировали свое отношение к его избраннице, ничего не помогло, пришлось организовывать свадьбу. Сначала думали, что к этому мероприятию сын рвется по определенным причинам, скоро станем бабушкой и дедушкой, но нет, забеременела наша Ангелина примерно через полгода после росписи.

Отношения у нас как были с первого дня, так и продолжали оставаться натянутыми. Максимум, что происходило – вежливые протокольные встречи по личным датам. Долгое время я даже не знала номера телефона невестки, просто не было в этом нужды, ни ей, ни, тем более, мне.

Так или иначе, стали мы готовиться к прибавлению в молодой семье. Невестка невесткой, а внука мы, конечно хотели, поэтому настраивались на общение с ним, а не с его мамой. И вот – роды. Ангелина хорошо «отстрелялась», родила здорового мальчишку, и мы, узнав об этом, как-то оттаяли, я даже попросила у сына номер невестки, позвонила, поздравила и поблагодарила за внука. Она не ожидала моего звонка, разговор был достаточно натянутый, но, все же, он состоялся.

Выписку мы организовали с размахом. Не как свадьбу, конечно, но постарались. Только вот, когда увидели внука, призадумались, а от нашего ли сына он родился. Хоть малыш и был всего пяти дней от роду, ни единой черточки папы или мамы у него не наблюдалось, как я ни старалась себя переубедить. А когда грудничок открыл глазки, совсем утвердилась в своих сомнениях. Задумался и мой муж. Единственное, что хоть как-то связывало внука и его родителей – группа крови нашего сына.

Ангелина поняла нашу реакцию и, не стесняясь присутствующих, спросила:

— Что не так, Светлана Владимировна? Чем вам внук не понравился?

Я не стала развивать тему и сдержанно ответила:

— Потом расскажу…

Так, наши, начавшие налаживаться отношения, снова безнадежно рухнули. Рассказала я не невестке, а сыну, прямо высказав подозрение, что сын родился не от него а неизвестно от кого. В ответ новоиспеченный папа упрямо дернул головой:

— Это – наш сын! Мой сын! Хватит придираться к моей жене!

Не общались мы почти два года. Естественно, невестка, узнав, что мы ее подозреваем в измене, вообще отказалась от каких-либо контактов с нами. Не видели мы и ребенка. Первому эта ситуация надоела моему мужу. Как-то, за ужином, он сказал:

— Слушай, давай уже определяться, наши догадки и подозрения к делу не пришьешь, нужно выяснить точно, от нашего сына ребенок, или нет.

Поразмыслив, я решила схитрить. Был сентябрь, бархатный сезон, и мы купили сыну с невесткой путевки на побережье, мол, отдохните, а мы тут за ребеночком присмотрим. Они удивились, но пошли навстречу. Недели две Димка привыкал к нам, а мы к нему, честно говоря, я безо всякого внутреннего напряжения общалась с внуком, хотя и понимала, что тесты ДНК, которые мы решили сделать, только с предоставлением генетического материала дедушки, дадут отрицательный результат, после чего можно будет настаивать на разводе.

Молодежь уехала, а мы остались с Димкой. Время пролетело незаметно, к приезду сына и невестки анализы были готовы, и они свидетельствовали не в пользу Ангелины. Увидев бланки с кучей печатей и голограмм, сын нахмурился, а невестка усмехнулась:

— Делаем повторно, и срочно!

Такого поворота я не ожидала… Через три дня они приехали с прямо противоположным результатом анализов, подтверждающих отцовство нашего сына. Ангелина торжествующе спросила:

— Что скажете, Светлана Владимировна в свое оправдание?

Я поняла намек, слава Богу, что его не поняли ни муж, ни сын, присутствовавшие при разговоре. Выкручиваться было трудно:

— Ну… Не знаю, может, в лаборатории что-то напутали…

Невестка кивнула головой:

— Может, может… Так вы с них деньги назад потребуйте, не так уж дешево это стоит.

Мне ничего не оставалось, как согласиться:

— Пойду, разберусь…

Когда мужчины вышли на перекур, а мы остались вдвоем, Ангелина продолжила тему:

— У меня к вам предложение, Светлана Владимировна – вы прекращаете настраивать сына против меня, а я не афиширую, почему ДНК вашего мужа не подтвердило отцовство Димки.

Пришлось тут же извиниться перед невесткой и согласиться. Даже не знаю, как отреагировал бы мой муж, если бы узнал, что наш сын родился не от него. Так уж тогда в молодости получилось, а выплыло только сейчас, еще и с моей же помощью…

Спасибо Ангелине, что не стала посвящать в мои грехи мужчин, теперь вот, стараюсь, хотя невестка и оказалась очень порядочной в плане женской солидарности, успокоив меня:

— Вы не переживайте, мне хочется просто нормального общения, мало ли что когда было.

На том и остановились.

Оцените статью
( 13 оценок, среднее 4.38 из 5 )
— Слушай, давай уже определяться, наши догадки и подозрения к делу не пришьешь, нужно выяснить точно, от нашего сына ребенок, или нет.
Приметы, связанные с мытьем посуды в чужом доме