fbpx

— Сейчас ты поймешь, в чем “счастье” родительства, и убедишься, что дети нам не нужны!

Она не готова к материнству. Она недостаточно взрослая, чтобы подарить ребенка своему мужчине…

Я не знаю даже, как ее зовут. Мы просто попали на один рейс. Я летала со своим грудным сыном, а она — со своим мужем. Увидев меня по соседству, она брезгливо скривилась и заявила своему мужу без стеснения:

— Сейчас ты поймешь, в чем “счастье” родительства, и убедишься, что дети нам не нужны!

Она не обращала внимание на сверкающую улыбку моего ребенка. Он ведь не понимал, что тетя такая недоброжелательная, и с открытой душой посылал ей лучи радости. 

Я восприняла эту фразу как прямое оскорбление. Однако я держала себя в руках, ведь не имела права дать волю эмоциям. Я была с сыном абсолютно одна. Да и скандалить в присутствии младенца как-то не хотелось. Я же понимала, что ребенок будет чувствовать мою злость и негатив, зачем ему это? 

Несмотря на то, что перелет был долгим, сын вел себя примерно. Когда он начал засыпать, я одним глазом взглянула на соседку. И знаете, что я увидела? Страх! Страх заботы и ответственности. Она боится материнства. Возможно, у нее печальный опыт. Возможно, запугали подруги. Она отчаянно верила в то, что дети не для их семьи. Мало того, женщина хотела в этом убедить своего мужа.

Мне ее даже жаль стало. Она представить себя не могла, насколько рождение ребенка и материнство меняют женщину. Жизнь прямо переворачивается с ног на голову, и все, что было “до”, становится неважным. Когда ты даришь миру жизнь, ты переходишь на новый этап. А она, видимо, боялась потерять свою свободу и независимость. 

Она думает, что ее мужчина будет прислушиваться к ее мнению. Но это миф. Совсем скоро он поймет, что любимая женщина не стоит того, чтобы отказываться от отцовства. В его голове поселятся мысли о том, что он непременно должен стать отцом и оставить после себя след на этой земле. Она ведь не просто отказывается ему рожать наследника — она отказывается его признавать мужчиной. Она прямо это не говорит, но ее действия на это указывают. 

Я словила себя на мысли, что эта пассажирка похожа на ребенка. Ей хотелось утопать в заботе любимого мужчины, получать от него подарки и не размениваться на бытовые проблемы. Она не готова его ни с кем делить. Даже с ребенком. 

Это ее право. Но демонстрировать подобное отношение к моему сыну она права не имела. У меня совсем другая позиция, и я уверена в том, что дети — это счастье. 

Я, конечно, могла бы поставить соседку на место, но зачем? Она сама себя наказала, отказавшись от материнства. К тому же, она не считает своего мужа мужчиной, раз не хочет рожать ему ребенка. Эгоистка. Не иначе.

Оцените статью
( 36 оценок, среднее 3.28 из 5 )