fbpx

— Откуда ты взялся, тебе же еще три года сидеть! Я сейчас вызову полицию!

Из семи лет я отсидел четыре года, освободился условно-досрочно. Попал в места не столь отдаленные после аварии, сбил женщину, «Скорая» приехала слишком поздно, и с места ДТП меня повезли сразу в СИЗО. На следующий день получил передачу от жены. На суде нам удалось перекинуться парой фраз, она обещала, что дождется меня и будет приезжать на свидания.

Так оно и было… Приезжала Татьяна полтора года, а потом, сначала отписывалась, то нет денег, то занята, то еще что-то, а вскоре и письма от нее приходить перестали. Я слал ей конверты каждую неделю, переживал, мало ли что могло случиться, но случилось то, что происходит со многими, прошедшими заключение – жена меня просто променяла на другого.

Когда я после освобождения пришел домой, обнаружил в квартире чужих людей. Каким-то образом супруга продала наше совместное жилье и переехала жить в другое место.

У школьного друга я жил около месяца. За это время разыскал беглянку и пришел к ней, чтобы услышать хоть какие-то объяснения. Татьяна, открыв дверь, опешила:

— Откуда ты взялся, тебе же еще три года сидеть! Я сейчас вызову полицию!

Пришлось ее успокоить, ткнув в физиономию справкой об освобождении. Говорили через порог. Ее нового мужа дома не было. Как обычно, деньги решили все – и переоформление квартиры, и развод, юридически я оказался на обочине, и доказать что-либо, скорее всего не удалось бы, да я и не собирался, просто послал ту, которую когда-то любил, которая обещала меня ждать, но не только не дождалась, а и забрала все, что мы нажили вместе. Пожелал ей много «счастья» и на прощание сказал, что время все расставить на свои места.

Мой школьный друг, когда я рассказал ему о случившемся, предложил вариант с жильем – в поселке, недалеко от города, у него был домик, доставшийся по наследству от бабушки. В доме уже два года никто не жил, он постепенно приходил в негодность, и друг сказал, что я могу полностью распоряжаться этой элитной, как он пошутил, недвижимостью.

Выбирать не приходилось, и я обосновался в домике его покойной бабушки. Первое время занимался только приведением его в жилое состояние – починил крышу, окна, почистил печь. Деньги, заработанные на зоне, подходили к концу. Я устроился слесарем в местную автоколонну, а кроме этого промышлял рыбалкой – участок, на котором стоял домик выходил к реке, и по утрам вытаскивал небольшой сетью килограмм пять-семь рыбы. Рыночек где я продавал улов, тоже был неподалеку от моего пристанища, вскоре появились постоянные покупатели, и я, как правило, успевал распродаться до девяти часов, к этому времени мне нужно было успеть на работу.

Иногда с распродажей помогала Светлана, она торговала на рынке молочкой и выручала меня, в случае чего, имея за это свежую рыбу.

Весной, когда начался сезон ранних огурцов, я заметил на рынке молодую женщину. Она всегда была с ребенком, мальчиком лет семи-восьми. Как-то, идя на рынок, я догнал ее, с трудом тянущую тележку с двумя мешками огурцов. Сынок старался ей помочь, но больше мешал. Поймав мой взгляд, мужичок сердито сказал:

— Что смотришь, помогай, давай!

Я улыбнулся, и ответил:

— Ну, если мама не возражает…

Женщина устало махнула рукой:

— Да какой там «возражает»! Еле тащу эти огурцы проклятые!

Я докатил их тачку до рынка, мы познакомились. Женщину звали Натальей, она жила в соседнем селе. Вскользь я спросил, почему муж не помогает ей справляться с огурцами, а Наташа грустно улыбнулась:

— Нет у меня мужа, Сашка вот только мужчина в доме!

У своей соседки по торговле, Светланы, я навел справки, и она мне рассказала, что Наталья действительно не замужем, больше того, мужа у нее никогда и не было, а сына родила вскоре после школы, забеременев в общежитии от однокурсника, который потом открестился от ребенка и своего отцовства.

На следующее утро я встречал Наталью на автостанции. С ней, как и накануне, был ее коммуникабельный Сашка. Увидев меня, он выдал очередной шедевр:

— О, молодец, что пришел, а то мамка совсем замучилась огурцы проклятые таскать!

Рассмеялись не только мы, но и выходившие из автобуса пассажиры. А Наташа шутливо погрозила сыну:

— Ох ты у меня и языкатый! Кто же так говорит!

Сашка действительно, за словом в карман не лез:

— Сама вчера сказала, что они проклятые!

Мы снова посмеялись, а потом пошли к рынку.

Так вот оригинально началось наше знакомство. А через месяц я переехал к Наташе и ее сыну. Когда закончится овощной сезон, планируем оформить отношения официально.

Возвращаясь к нашей встрече с моей первой женой, скажу, что время нас действительно рассудило – в их квартире были какие-то неполадки с проводкой, и однажды, когда дома никого не было, квартира выгорела до тла. Соседи не пострадали, а Татьяна, решив, что это я ей отомстил, написала заявление в полицию. Разбирательство ни к чему не привело – у меня было железное алиби, и та, которая когда-то меня оставила без ничего, теперь, и сама осталась ни с чем. 

Оцените статью
( 14 оценок, среднее 4.64 из 5 )
— Откуда ты взялся, тебе же еще три года сидеть! Я сейчас вызову полицию!
Мама должна за невесткой вещи донашивать? Почему и для нее нельзя купить одежды в дорогом магазине? — говорила сестра супруга