От нас мои родители помощь принимали, а когда у них ее попросили, то поступил решительный отказ

21.09.2022 Выкл. Автор Tanya
От нас мои родители помощь принимали, а когда у них ее попросили, то поступил решительный отказ

Как выяснилось, в семье друг другу помогают далеко не все, не во всех семьях, по крайней мере. Или же одни другим помогают, а вот в ответ ничего не получают. Вот то же самое случилось с нашей семьей. Пока у меня и у моего мужа выходило неплохо по зарплате, мы обеспечивали моих родителей. Но когда в помощи стали нуждаться сами, то они и пальцем не пошевелили, чтобы помочь в ответ.

С ранних лет мне в голову вдалбливали, что нет для человека в жизни ничего важнее семьи. И не будет иначе. Делали упор на кровную родню, якобы нет ничего крепче семейных уз. Я впитала все это с молоком матери. Пока я еще была ребенком, то в семье все дружили. По сей день в памяти осталась копка картофеля в селе. И так каждый год. На нескольких машинах с остальной родней. Пока все взрослые копали картошку, дети сидели под деревьями и охраняли еду, резвились, развлекались. После всего стелили прямо на траву покрывала, раскладывали съестное, все, что у кого было. Я как вспомню аромат тех огурчиков, так до сих пор забыть не могу. И печеная картошка изумительная.

Шли годы, членов семьи становилось меньше, старшего поколения не стало, молодые поразъезжались по крупным городам, уже почти никого не осталось от большого дружного семейства. Разве что воспоминания. Только в моей голове остались вбитые установки насчет семьи. И я жила дальше по тому же принципу.

После того как я нашла себе мужа и уехала к нему, мы с матерью созванивались в телефонном режиме. Мне не хватало моей семьи, только мать говорила, что не стоит висеть на телефоне — дорого это, да и дел в доме всегда хватает. Я еще думала, что она просто отвлекает меня от моих грустных мыслей, но теперь догадалась, что она устала от моих звонков.

Попервах я и муж не имели возможности оказывать помощь родным — сами в помощи нуждались. Вот и выживали, как могли. Муж мечтал о своем бизнесе, мы стремились к нашей мечте. Поначалу тяжело было, мы недоедали, недосыпали, всю прибыль пускали в дело. Приходилось экономить буквально на всем. На протяжении двух лет я даже зимой ходила в осенней обуви. Ни на что не хватало. Когда и эта обувь пришла в негодность, то весной купили зимние, так как неизвестно, появятся ли деньги к следующей зиме. Потом сразу шлепки купили на лето.

После наши дела наладились и я узнала, что беременна. Ребенка оставили. Опять настали сложные времена, так как я почти не работала, ходила в больницы, сдавала анализы, а муж сам еле управлялся. После родов не полегчало. Родители отказывались нянчить внучку, сами ходили на работу, а у мужа в живых только престарелая бабулька. Но она и сама уже в уходе нуждается.

Мы много раз порывались бросить свой бизнес, только не решились это сделать. Жаль своих стараний. Скорее всего, из-за нашего упорства дела пошли вгору. Небеса сжалились над нами и появилась прибыль. Жизнь наладилась. Ясное дело, что после новости об этом мы начали давать деньги нашим родителям по их просьбе. И даже когда не просили, все равно помогали им. И даже путевку на отдых оплачивали. С ремонтом помогли, лекарства покупали, на автомобиль дали. Чем больше зарабатывали, тем больше помогали.

В результате они полностью перешли на наше обеспечение. Платные клиники, бытовая техника, курорты. И они воспринимали это, как должное. Я полагала, что действую верно. Я же заботилась о своих родных, о членах семьи. Раз у меня есть возможность помочь, то я это делаю. И вдруг я буду нуждаться в помощи, то получу ее. Только все оказалось несколько иначе.

Год назад мы попали с супругом в аварию. Оба выжили, но пришлось долго восстанавливаться. Хорошо, что на тот момент не оказалось в машине нашего ребенка — она осталась дома. Сама. На тот момент ей только исполнилось 7 лет. Ясное дело, что она уже не кроха, но долго сама пребывать в доме не может.

Процесс восстановления обещал быть долгим. Когда выпишут — не известно. Я позвонила матери, до этого ей обо всем сообщил доктор и ее предупредили. У меня даже сомнения не возникло в том, что наша дочь у них. Только я ошибалась. Я не спросила, отчего они ее не забрали к себе, пока мы лежали в больнице.

Мать абсолютно спокойно объяснила, что не сможет за ней ухаживать. Они уже купили билеты на самолет и улетают в Турцию — им предложили горящий тур. Я отказывалась верить в услышанное.

Как ты можешь такое мне говорить? Ты только что чуть не потеряла дочь, ваша внучка заперта сама дома, а ты мне говоришь про курорты?

Ничего же страшного не случилось. Вы живы, под присмотров врачей. А Евочка уже большая, подождет вашего возвращения.

Я положила трубку, впала в истерику, доктора вкололи мне успокоительное. Звонит старшая дочка, которой 18. Я ей в кратце объяснила, в чем дело. Рассказала о поступке бабушки с дедушкой, она объявила, что уже успела заказать билет на поезд и спустя несколько часов приедет.

Уже на следующий день наши дети пришли нас проведать и я выдохнула. Младшую я контролировала по телефону до приезда старшей. Она говорила, что все хорошо. И Соня останется с Евой, пока мы не выздоровеем. Она взяла отгулы и потом пойдет на удаленку. Младшая обещала слушаться и не злить сестру.

Родители все же полетели в отпуск. Мать даже ни разу не интересовалась нашим самочувствием.  А когда вернулись, написали о прибытии и поинтересовались нашими делами. Что им ответить? Дочка бросила все и примчалась, а они устранились от проблем. После этого я больше не общаюсь с матерью. Не могу простить ей такого предательства. Я рада, что осталась жива вместе с мужем. Наши дочери воспитаны правильно. Конечно, нет ничего важнее семьи, но это должно быть взаимно.