Он выхватил из рук жены помаду и крикнул: “Чтобы этой дряни больше в нашем доме не было!”

06.08.2022 Выкл. Автор Tanya
Он выхватил из рук жены помаду и крикнул: “Чтобы этой дряни больше в нашем доме не было!”

Настя сразу помрачнела, когда увидела свое отражение в зеркале. Где же улыбка? Сверкающие глаза? Казалось, что ей не 30, а далеко за 50.

Она вышла за Альберта замуж по большой любви. Он хоть и был старше ее на 20 лет, но разница в возрасте женщину не пугала. Она надеялась, что муж будет тянуться за ней и молодиться. А вышло наоборот — он довел ее до состояния старой бабки. Она обабилась возле такого супруга.

Она собрала дочку на прогулку и открыла старую тумбочку, где была собрана вся ее косметика. Она не пользовалась ею уже сто лет! Она вытянула помаду, которая сохранилась еще из добеременных времен, и улыбнулась.

Когда Настя была беременная, у нее обострилась аллергия. Чтобы не провоцировать разного рода высыпания и аллергические реакции, она перестала пользоваться косметикой. Альберту это было только на руку. Ему было спокойней, когда жена выглядела как серая мышь. Он понимал, что тогда нет вероятности того, что кто-то другой на нее глаз положит.

Настя накрасила губы помадой и поправила волосы. Как вдруг подлетел муж: 

— Чтобы этой дряни больше в нашем доме не было! Чего это ты марафетишься на детскую площадку? Не страдай ерундой! Ты — мать и жена, а не девка легкого поведения! 

Настя хотела ответить, что она накрасила губы для себя, а не для кого-то, но Альберт не дал ей и слова сказать. Он был мужчиной старой закалки, поэтому не верил в то, что женщины хорошатся для себя в первую очередь. Да и светлая розовая помада не способна соблазнить мужчину, который увидит замученную мамочку с двухлетним ребенком! 

— Стирай! Чего стала? 

Настя достала салфетку и сделала так, как приказал муж. Она не привыкла ему перечить.

Она вышла с дочкой на улицу, посадила малышку на качелю и начала тихонько плакать. Она потеряла все. Красоту, карьеру, социальный статус. Альберт же ее брал в жены совсем не такой. Но за несколько лет брака сам ее превратил в сгорбленную старуху, которой даже помадой губы нельзя накрасить.