fbpx

— Ничего себе, сколько вам подарили (озвучила сумму), нам с Виталиком поменьше…

Нас у родителей выросло двое – я и моя младшая сестра, Наташа. Она младше меня всего на полтора года, но все равно, я к ней всегда относился, как старший брат – защищал, помогал, даже делился карманными деньгами, если сестричке очень уж хотелось шоколадку или что-то другое. «Что-то другое» со временем стало гораздо более существенным, чем плитка шоколада. Наташа подросла, ей, как молодой девушке нужно было много чего, и я в этом активно участвовал. Учась в институте, я успевал еще и подрабатывать, копейка в кармане всегда водилась, потому, если сестра просила денег, а делала она это очень просто, без комплексов, как правило, давал, даже если эти траты и не входили в мои планы.

Время шло, мы с сестрой получили дипломы, начали самостоятельную трудовую деятельность, но Наташа, то ли по привычке, то ли из-за наглости (это я уже сейчас так рассуждаю), продолжала тянуть из меня денежки. Куда денешься, сестра, единственная, если и без особого восторга, то и без особого сопротивления спонсировал.

Полегче стало, когда Наташа начала встречаться со своим будущим мужем, Кириллом. Он мне сразу показался каким-то мутным, хотя объективных предпосылок к этому не было. Через какое-то время и у меня появилась постоянная половинка, и наше с сестрой общение стало гораздо реже, в основном по телефону.

Через полгода Наталья вышла замуж, тут уж я, конечно, раскошелился, залез в свою депозитную заначку и вручил молодым конверт с солидным содержанием.

Моя свадьба была через несколько месяцев, деньги, естественно, были нужны, но как же можно не поздравить сестру и ее избранника?

И вот – Мендельсон, переехали в ресторан, и наступил момент, когда тамада объявил, так сказать, сбор средств. Еще до свадьбы я попросил Наташу помочь мне в этом вопросе и, получая конверты от гостей, благодарил и тут же передавал сестре, складывавшей их в свою сумку.

Когда мы опять сели за стол, я, к своему удивлению, не увидел Наталью. Спросил маму, куда запропастилась мой «главный бухгалтер», на что мама ответила, что сестра решила отвезти подаренные нам деньги к себе домой, мало ли что может произойти в ресторане.

Мне этот ход совсем не понравился, но вскоре, примерно через час, Наталья появилась в зале и, подойдя к нам, брякнула:

— Ничего себе, сколько вам подарили (озвучила сумму), нам с Виталиком поменьше…

Я спросил, откуда она знает, сколько подарили, и сестра без обиняков ответила:

— Привезла домой, посчитала, интересно же!

Сидящая рядом со мной жена с удивлением и подозрением посмотрела на сестру, но ничего не сказала, предоставив мне самому решать вопросы с родственницей. Я сухо ответил, что обошлись бы и без ее «переучета», и что завтра утром заеду за деньгами. Сестра надула губки и больше к нам до конца свадьбы не подходила.

Мысли о том, что история с подаренными деньгам добром не закончится, у меня не выходила из головы, и утром я набрал сестру. Она, явно фальшивя, «удивилась», что после брачной ночи мне так срочно понадобились деньги и заявила, что они с мужем уехали на три дня к друзьям на дачу. Телефон сестры отключился, и дозвониться до нее я больше не смог. Удалось связаться через маму, от нее и узнал, что никуда сестра не уезжала, а у ее мужа серьезные проблемы с карточным долгом. В течение дня я гонялся по городу за сестрой и ее проигравшим мужем, но поймал только к вечеру, случайно увидев их в одном из кафе.

Когда подошел к их столику, они съежились, а Наталья жалобным голоском сказала:

— Виталику нужно было долг отдать, я вашими деньгами рассчиталась… Еще и не хватило…

На мой вопрос, как она собирается рассчитываться со мной, сестра промямлила:

— Ну, не знаю, со временем…

Ее Виталик сидел во время нашего диалога, уткнувшись глазами в стол. Я еле сдержался, чтобы не объяснить ему физически, что брать чужие деньги нехорошо, развернулся и поехал домой.

Дома «обрадовал» жену, что наши денежки плакали и, по телефону, сказал о том же маме. Она сильно расстроилась, ругала и сестру, и ее непутевого мужа, и себя, поверившую Наталье, что та хочет сохранить наши деньги. В качестве, т.с. компенсации, мама сказала:

— Я все не знала, как нам между вами дачу поделить, теперь даже и думать не буду – завтра же оформлю на тебя! Хочешь – продавай, хочешь – занимайся, как вы там уже решите!

Окончив разговор немного взбодрил жену:

— Ну вот, теперь у нас есть дача… Картошку сажать будем?

Моя Настя рассмеялась:

— Обязательно! Но потом, пока у нас есть чем заняться! Забудь эти проклятые конверты, без них жили, и дальше проживем!

За это я Настю и люблю!

Оцените статью
( 8 оценок, среднее 4.63 из 5 )
— Ничего себе, сколько вам подарили (озвучила сумму), нам с Виталиком поменьше…
Невестка, до замужества с сыном, ничего не имела, а теперь злится на свою невестку