fbpx

Не заслужила быть в милости у дочери и внуков

В тот понедельник я в очередной раз моталась в больницу к нашей соседке, Александре Владимировне, она слегла с целым букетом проблем, собирала его не один год, отмалчиваясь, когда я, заходя к ней практически каждый день, спрашивала о здоровье.

А все дело в том, что в этот день я столкнулась в больнице с дочерью Александры Владимировны, Алевтиной. Модельной внешности женщина в расцвете сил, о возрасте могу сказать только предположительно, от тридцати пяти до сорока с лишним, амбициозная, она приехала к матери с двумя внуками. Привез их глава этого семейства, на «кубике», я еще удивилась, что он сам был за рулем.

Александра Владимировна как раз проходила реабилитацию после операции на желудке, соответственно, очень нуждалась в диетическом питании и уходе. Я моталась к ней, готовя все на пару, свеженькое, с пылу с жару.

И до этого я регулярно помогала соседке, и справляться с хозяйством, и во всем остальном, ей было тяжело решать проблемы с бюрократами всевозможных инстанций, и я никогда не отказывала ей в оформлении субсидий, перерасчетов пенсии, сверке коммуналки и т.д. Я всегда думала, что Александра Владимировна – одинокая пенсионерка, она не рассказывала мне о своей личной жизни, а я не лезла с расспросами, мало ли что у кого в жизни как сложилось?

И вот оказывается, что она имеет полноценную семью родственников, очень обеспеченных, что называется, «упакованных» до предела! Ее дочь без проблем оплатила все лекарства, в том числе и на перспективу, заинтересовала заведующую отделением (понимала, кто может решить все вопросы), а с медсестрами и санитарками вела себя, как с прислугой, высокомерно «выкая» и требуя сообщить дежурному врачу то, что мадам желает видеть в палате у своей мамы.

Когда я, видя весь этот пафос «барыни», сказала, что нужно организовать хорошее питание для Александры Владимировны, тут же получила ответ, вернее, отповедь от Алевтины:

— А вы, милочка, собственно говоря, кто? Я без вас разберусь, что и в каком качестве нужно организовывать для матери, не вникайте, пожалуйста.

От слов этой дамы веяло ледяной вежливостью и презрением. Я не стала вступать с ней в полемику и рассказывать, что она прибыла к маме через две недели после того, как та слегла на больничную койку, чтобы не расстраивать Александру Владимировну.

Когда, дома, я рассказала о том, что было в больнице мужу, он воспринял это менее эмоционально:

— Не расстраивайся, мало ли что там у них было раньше, может, наша соседка и не была таким божьим одуванчиком, как сейчас, к тому же, ты столько лет с ней общалась, а она тебе ни разу не сказала, ни о дочери, ни о внуках. Пусть сами разбираются, ты же сама видела, в деньгах они не стеснены, все вопросы по больнице закрыли…

Наверное, муж прав, действительно, странно, что соседка никогда не делилась со мной своими семейными делами, хотя рада была меня видеть и искренне благодарила за мои походы по городским инстанциям. Как оказалось, она просто не общалась со своей дочерью, которая могла все это решать или денежным презентом, или просто по телефону…

Оцените статью
( 2 оценки, среднее 3.5 из 5 )
Не заслужила быть в милости у дочери и внуков
Жертвы министра культуры Екатерины Фурцевой: как министр культуры СССР портила жизни артистам