fbpx

Мы с мужем не должны претендовать на квартиру матери, поскольку это мы «заморили её голодом»

Мой муж, Николай, вырос в деревне. Отец работал главным агрономом, соответственно, возможности для обеспечения семьи всем, что можно скушать, были неограниченные. Так они и питались – без ограничения в количестве и не обращая внимания на калории. Николай увлекался спортом, потому большая часть «топлива» сжигалась на тренировках и соревнованиях, а вот его родители и сестра считали занятия физкультурой абсолютно ненужными для напряжения организма мероприятиями, были весьма крупногабаритными, вернее, шарообразными.

После нашей с Колей свадьбы начались смутные девяностые, колхозы-совхозы распались, отец моего мужа оказался невостребованным в фермерских хозяйствах, помыкался три года на вольных хлебах и скоропостижно скончался.

С его уходом жизнь свекрови и золовки значительно усложнились, им пришлось элементарно искать, как заработать на кусок хлеба. А потому как кусок должен был быть еще и с маслом, то проблемы возрастали вдвойне.

Мы к тому времени уже прочно обосновались в городе, тоже крутились как могли в частном предпринимательстве, главной целью нашей деятельности была покупка своего жилья, потому что съемный угол высасывал очень много денег. И мы старались. Собирали копеечка к копеечке, отказывали себе во всяких кулинарных излишествах, хотя муж и привык питаться без ограничений. В итоге, подзаняв у друзей, купили себе небольшую двушку.

А свекровь с золовкой, понимая, что в селе у них перспективы нулевые, решили перебираться в город. Сестра мужа решила поступать в ВУЗ, свекровь с барского плеча собралась покупать дочке однокомнатную квартиру, чтобы «чадо» не мучилось в общаге, а заодно и себе, чуть побольше. Чтобы осуществить эти грандиозные планы, она продала дом в селе, все имеющиеся паи земли, и с нашей помощью воплотила свои замыслы в реальность.

Так родственники мужа перебрались к нам поближе. Веселее от этого не стало. Пока у свекрови оставались кое-какие остатки денег от продажи дома, она нас не беспокоила. А потом, когда ресурсы иссякли, начала ненавязчиво изымать «излишки» из нашего бюджета. Ведь они привыкли с дочкой кушать за троих, а денежек-то на такое питание нет…

Но это было еще полбеды. Свекровь женщина немолодая, и обильное питание шло ей отнюдь не на пользу. Избыточный вес (мягко говоря) начал создавать проблемы – с давлением, с сердцем, с суставами и т.д. Походы по врачам заканчивались их единодушным мнением – нужно похудеть, и чем больше, тем лучше.

Сначала свекровь отмахивалась от этих, лежащих на поверхности, рекомендаций, но, когда уже серьезно прикрутило, попросила меня организовать ей диетическое питание.

Это было нелегко, мама дорогая постоянно ныла, что хочет есть, что мучается от голода, но постепенно пошла в режим. Закупка продуктов и готовка была на мне, ее дочь отмежевалась, она в то время нашла себе какого-то «спонсора», и продолжала питаться (жрать), как и раньше.

Свекровь на моих салатах и постных блюдах из курицы начала худеть. За три месяца вес уменьшился на семь килограммов, а через полгода еще на десять. Согласитесь, больше пуда облегчения для организма много значат. Давление стабилизировалось, одышка ушла, сердце стало справляться с нагрузкой.

Я уже немного расслабилась, но в очередной раз, придя к свекрови, заметила на кухне и в холодильнике ту жирную дрянь, которой она питалась раньше. Подозрение пало на ее любимую необъятную доченьку. Пообщавшись с золовкой, убедилась, что мои выводы были верными, после чего объявила им обеим, что умываю руки, пусть едят, что хотят, меня этот вопрос больше не интересует.

Ела, что хотела свекровь еще десять месяцев. Благодаря «доброте» дочери опять набрала вес до прежнего, и восстановила все проблемы со здоровьем, которых не так давно избавилась. Итог закономерный – инфаркт.

После похорон и поминок столкнулись с очередной бедой – дележом квартиры свекрови. Золовка претендовала на недвижимость мамы единолично, пришлось решать вопрос в суде.

И там сто килограммовая истица заявила, что ее мама умерла из-за моих диет! Не было другого выхода, как пригласить на очередное заседание лечащего врача свекрови, который подтвердил, что после диеты, которую я обеспечивала, здоровье покойной стабилизировалось и не вызывало у него никаких опасений.

Половину стоимости квартиры свекрови мы отсудили. С ее дочерью не общаемся, она так и не смирилась с потерей определенной суммы, которую не заработала и не согласилась, что своими излишествами в еде сама загнала маму в могилу. Дай Бог, чтобы ей самой хватило здоровья пожить подольше, учитывая неуемное обжорство и малоподвижность.

Оцените статью
( 11 оценок, среднее 4.27 из 5 )
Мы с мужем не должны претендовать на квартиру матери, поскольку это мы «заморили её голодом»
— Ну подожди! Борщ же еще не доел! Какое “к маме”?