fbpx

Муж считает меня старухой и хочет, чтобы я пошла к пластическому хирургу, а моя мама не видит в этом ничего плохого…

Мы с Анатолием поженились сразу после института. Специальности у нас разные, и разбежались мы с ним о по разным фирмам. Я стала работать экономистом, а мой молодой муж – менеджером. Настроен он был решительно, хотел добиться высот и сделать карьеру. Венцом его желаний было попасть в члены правления их большой компании. Для двадцати трех летнего зеленого «специалиста», вчерашнего студента, это было, конечно что-то из разряда нереальных желаний, но муж меня заверил, что так оно и будет, нужно только подождать. И я ждала.

Ждала и ныла, что у меня старые джинсы, заношенная куртка, стоптанные сапоги, в то время как Толик одевался всегда с иголочки, говорил, что ему на работе нужно быть всегда на высоте, а траты на его костюмы, галстуки, рубашки и туфли себя окупят с лихвой. Кроме гардероба он обзавелся и другими недешевыми вещами – часами, «Паркером», всегда пользовался хорошим одеколоном, словом, готовился в члены правления…

Как бы там ни было, но через семь лет дела моего мужа пошли в гору. Сначала его назначили старшим менеджером, а потом он возглавил отдел маркетинга, с этой должности до той, которую он наметил для себя изначально, оставался один шаг. Он уже принимал участие в заседаниях того самого правления, стал, так сказать «посвященным», чем очень гордился.

Не забыл муж и о своих обещаниях. Возглавив отдел, он, буквально на следующий день, потащил меня в престижный бутик и сказал, чтобы я выбрала себе все, что на меня смотрит. Я тогда растерялась, если бы не тактичная помощь продавщицы, наверное, просто сбежала бы из магазина, потому что не знала, с чего начать и как выбирать в этом царстве сверкающих брендовых нарядов.

Время шло, привыкла к тому, что могу себе позволить то, что мне нравится и то, что только вот сошло с обложек глянцевых журналов. Муж даже настаивал на том, чтобы я регулярно обновляла себе наряды, корпоративы, на которых мы присутствовали, были для жен своеобразным смотром красоты, и появиться в том платье, в котором уже когда-то была, считалось дурным тоном.

Анатолий уверенно рулил отделом, был у генерального директора на хорошем счету, но я заметила, что на корпоративы муж меня брал пару раз в году, на Новый год и на 8 Марта, хотя раньше было еще много дат, по которым собирался их офис. Поинтересовалась у супруга, почему так, и услышала не очень убедительное объяснение, что, мол, сейчас собираются, как правило, без жен, поэтому он меня и не приглашает. Пришлось довольствоваться этой причиной, хотя подсознательно я понимала, что дело в чем-то другом.

Ситуация прояснилась случайно. Муж пригласил к нам своего коллегу, я накрыла стол, сначала мы сидели втроем, потом они начали обсуждать дела рабочие, и я, чтобы не мешать, пошла выгуливать собаку.

Бродили с Джоем мы часа два, когда вернулись, я думала, гость уже ушел, но нет, они с мужем до сих пор сидели за столом, судя по речи, были изрядно навеселе, и говорили уже не о работе, а… обо мне.

Подслушивать, возможно, и нехорошо, но еще хуже – обсуждать кого-либо, а тем более свою жену с другим и без ее присутствия. Из разглагольствований мужа я и узнала истинную причину, почему он не берет меня на корпоративные застолья. То, что я услышала, повергло меня в шок:

— Да не могу я ее брать, ты что, не видишь, как моя жена выглядит? Хоть во что одень, а колхоз колхозом, уже все магазины в городе обошли, шкаф трещит, а толку – ноль! Даже носить не может нормально вещи, смотрится в них, как старуха! На пластику ее, что ли записать?..

Коллега пытался разубедить мужа в такой критической оценке моей внешности, но это ему не удавалось, Анатолий зациклился на «колхозе», «старухе» и на необходимости пластики…

Дальше я уже не слушала. Пошла в спальню, выгребла шмотки из шкафа и, увязав их в простынь, отнесла к мусорным бакам во дворе. Возвращаясь со второй ходки на пороге столкнулась с мужем и его коллегой. Анатолий удивленно спросил:

— Ты откуда?

— С мусорки, барахло брендовое выбрасывала, все равно колхоз колхозом, чего зря хранить!

Коллега, понимая, что назревает семейный скандал, быстро ретировался. После его ухода муж пытался извиняться, но мне было до того обидно, что я даже не слышала, что он говорил, просто ушла в гостиную и легла там спать, в обнимку с Джоем, сочувственно лизнувшим меня в щеку.

На следующий день я поехала к маме и рассказала о произошедшем. И что бы вы думали? Мама, вместо того, чтобы поддержать меня и, хотя бы, ругнуться на зятя, спросила, зачем я выбросила столько дорогих вещей, а по поводу пластики сказала, что не видит в этом ничего плохого, мол, муж старается, а я вот, капризничаю!

Больше обсуждать проблему мне было не с кем, и я, не солоно хлебавши, поехала домой.

Сейчас у нас с мужем «холодная война». Он пытается меня задобрить, но мысли о разводе у меня не выходят из головы. Может, он и наговорил спьяну лишнего, но, что у трезвого на уме, у пьяного на языке. Если он считает меня настолько страшной, что стыдится перед коллегами сидеть рядом за столом, зачем мне такой муж?

Оцените статью
( 3 оценки, среднее 5 из 5 )
Муж считает меня старухой и хочет, чтобы я пошла к пластическому хирургу, а моя мама не видит в этом ничего плохого…
Чужая дочка