Лена наблюдала за тем, как медленно уходит жизнь из ее дочки. Но при этом обе были счастливы

20.06.2022 Выкл. Автор Tanya
Лена наблюдала за тем, как медленно уходит жизнь из ее дочки. Но при этом обе были счастливы

Молодая дама в строгом костюме стала жать на дверной звонок. Она пришла по этому адресу для помощи. Здесь живет очень больной ребенок. Недолго жить осталось.

Лиза пришла, чтобы поддержать мать девочки и подсказать, как быть дальше. Ведь очень сложно переживать смерть детей. Не у всех есть силы жить дальше.

Добрый день! Входите. Я ногти накрасила, сейчас кофе вам сделаю. — ей открыла симпатичная девушка с уставшим видом. Одета по моде. Яркие ногти. Лиза подумала, что не туда попала.

Как-то иначе выглядят родители умирающих детей. Они отрешенные и безразличные, паникуют, переживают, носят унылый наряд, цепляются за веру. Ведь нужно как-то жить.

Все верно! Вы туда пришли. Я — Лена. А Юля в комнате. Входите.

Лиза всегда помогала людям справиться с болью. Учила побеждать ее. Но эта мать явно не паникует и радуется жизни. Так может быть?

Пару лет назад Лена узнала о страшном диагнозе Юли. Мать верила, что дочь победит рак. Она распродала все, что можно, лечила дочь до последнего, испробовала все средства, из церкви не вылазила. Лена думала, что все пройдет. Переживала, поседела, похудела. Доктора думали, что она сойдет с ума. Но метастазы проникли в жизненно важные органы, время было на исходе. Мать поняла, что это конец и скоро ее малышки не станет. И ничего не поможет.

Тогда Лена подумала, что так нельзя. Она пошла в магазин за новым платьем, забрала дочь из больницы, отказалась от лечения, которое помогло бы продлить ее жизнь на несколько месяцев. Только как девочка, мечтающая о бабочках и цветах, пластилине и мелках, должна жить? Это верная погибель. Лучше быстрее, но спокойнее. Лена решила жить на полную. Именно жить! Она перестала говорить о болезни. Пусть девочка проведет последние месяцы дома, среди игрушек и мультиков.

Были те, кто осуждал мать. Включая ее родных. Они ведь надеялись на чудо, но чудес не бывает. Юля была слишком жизнерадостным ребенком, чтобы гнить в палате. Нужно скрасить ее последние дни. Юля очень не хотела возвращаться в палату. И мать ей это пообещала. С того времени девочка лечилась в хосписе, доктора к ней приходили на дом, лечили, делали уколы. Сотрудники были предельно корректны, сдержанны и тактичны. Они считали, что каждый человек имеет право выбора. И Лена его сделала. А вот остальные не могли понять, как мать смертельно больной девочки водит ее на качели, в развлекательные центры, дает ей чипсы и сухарики, не ограничивает просмотр мультиков.

Все пытались повлиять на неразумную мать. Но Лена плевала на них. Ей хватило больничных ужасов. И теперь она просто игнорирует болезнь. Дорожит каждым днем, прожитым с дочкой. Они ходят в кафе, едят мороженко, играют, радуются жизни. И она благодарна каждому дню, прожитому с Юлей. Отец девочки не вынес этого ада. Сбежал. Он не мог признать, что его дочери скоро не будет. А ты бессилен. Он стал винить во всем жену. И не желает терпеть осуждения.

Юля думала, что отец в командировке. 

Ты идиотка! Для чего ты ее в парк водишь? Она нуждается в покое!

Он увидел фото дочери и жены в соцсетях. Там они были предельно счастливы. Ежедневно. Лена не в обиде на мужа. Просто он слабый. Не стал сильнее. Каждый делает свой выбор. Недавно они посетили зоопарк, завтра едут в кинотеатр. Лена купила Юле костюм Эльзы. Окружающие интересовались, отчего у девочки странный цвет кожи. Но прямо задавали вопросы не все. Наверное, догадывались, в чем дело. И были предельно толерантны.

Лена просто приняла факт. Она стала думать о счастье дочки. И хотела, чтобы та запомнила ее доброй и спокойной. Не нужно думать о завтрашнем дне.

Лена, а что вы будете делать, когда… — тихо задала вопрос Лиза.

Лена улыбнулась. Она хотела поехать на юг и смывать с себя все страдания. Она пойдет в хоспис и будет учить других людей справляться с горем. И жить воспоминаниями о дочери. Ей захотелось перекурить. Она не сторонник длительных бесед. От них она устает. Ей лушче провести больше времени с дочерью.

Мама, ты скоро? — приходит на кухню Юля. — Пошли играть. У меня не выходит самой.

Девочка выглядела спокойной и счастливой. Только желтый цвет кожи и крупные лимфоузлы выдавали болезнь. Счет идет на дни.

Лена, вы видите, что ее состояние ухудшилось? — тихо спросила Лиза.

Конечно. Только ее платье уже готово. И я прислушиваюсь к ее дыханию. У нас так мало осталось времени. — потянулась Лена за сигаретой.

Она провела Лизу. Лене не нужны психологи. Она научилась справляться со своим горем. Вышла покурить в подъезд. Смотрит на небо через окно. Скоро все закончится. В доме станет пусто. Поскорее бы поцеловать дочь. Она должна быть стойкой. Они обязательно встретятся когда-то. Через годы. Просто нужно подождать. На эшафот лучше заходить с высоко поднятой головой, чем истерить и брыкаться. Этот момент все равно неизбежен.